С чего начинается Эхо? (Воспоминания об Эхе, 2002 год)

С чего начинается Эхо? (Воспоминания об Эхе, 2002 год)Эху Москвы сегодня исполняется 22 года. Дата, на первый взгляд, не особо круглая, является знаковой лично для меня, поскольку 10 лет назад в эти августовские дни Эхо появилось и заняло с тех пор значимую часть в моей жизни. Посему этот ежегодный комментарий ко Дню Рождения Эха будет посвящен некоторым моим личным воспоминаниям, а также ответу на главный вопрос: какое Эхо лучше – сегодняшнее или десятилетней давности?

Выбор в пользу Эха становится очевидным в контексте событий и обстановки, сложившихся в начале нулевых. Телек я не любил с самого детства, интернета еще не было, а вот радио, которое работает круглосуточно и каждый час дает свежие новости – это было очень увлекательно в мои 14 лет. Новостной фон, что и говорить, был весьма насыщенным – сначала 11 сентября, потом наш Курск, затем Дубровка… Обо всем этом я слушал по радио «Маяк» - единственная радиостанция, которую более-менее сносно принимал мой небольшой советский радиоприемник. «Маяк», к слову, довольно быстро мне наскучил своим формализмом с рудиментами совковости и душком нафталина. Примерно тогда же я развеял для себя жесткий стереотип, что на FM есть только музыкальные радиостанции. Сейчас точно и не вспомнить, что именно впервые я услышал на Эхе Москвы. Но я точно помню, какой эфир в период знакомства с Эхом поразил меня больше всего.

Это был один из летних вечеров 2002-го – передача «Ищем выход», которую вел Матвей Юрьевич Ганапольский. Сказать, что после мягкого и формализованного «Маяка» услышанное было шоком – ничего не сказать. Я был просто в оцепенении – разве ТАК можно вести эфир?!! Сразу, для справки: если кто не в курсе, Матвей Юрьевич тогдашний – это совсем другой Матвей Юрьевич. Не тот обаяшка из «Утренних разворотов» с Таней Фельгенгауэр и не тот беззаботный весельчак из «Кейсов» с Воробьевой. Я сейчас не вспомню тему той передачи (кажется, как всегда, что-то про Путина), но риторика, тональность и стиль ведения того эфира запечатлелись в сознании с высокой четкостью. Ганапольский был хамоват, напорист, вызывающ и требователен. Среди гостей передачи была некая женщина, с которой ведущий вступил в жесткую перепалку, потому что она пыталась увиливать от его прямо поставленных вопросов. Дама, в общем, решив, что лучшая оборона – это нападение, тоже показывала зубы. Триллер тот чуть было не закончился её уходом из студии посреди программы… "Ничего себе, радио «Эхо Москвы»!" - подумал я, и выключил радиоприемник. С того момента, вот уже 10 лет, не проходит ни одного дня без Эха.

С чего начинается Эхо? (Воспоминания об Эхе, 2002 год)Для меня тогда было совершенно невообразимым – как можно так нахально и дерзко общаться с гостем эфира, да к тому же женщиной? Ведущий ведь не на кухне с тещей пикируется сидит – это ведь радио! А как же толерантность, чувство такта и вежливости?... Дальнейшее знакомством с радиостанцией лишь показало, что эти перечисленные дежурные качества – это не про Эхо. Последнее, что здесь будут делать - это лизать зад гостям, какими бы высокопоставленными они ни были. Впереди еще предстояло познакомиться с главным редактором, один из принципов которого заключен в лозунге «Политкорректность нас погубит» (который, впрочем, легко может быть расширен и до вообще любой корректности). Но уже одно первое впечатление было настолько сильным, что его оказалось достаточно, чтобы влюбиться в это радио с такими необычными и ярко выраженными принципами. Кругом и так одна корректность, точнее её видимость – а это так скучно!

Наверное, мне повезло, что мое знакомство с Эхом началось с Матвея Юрьевича Ганапольского – по крайней мере, первичное потрясение не было столь серьезным для неподготовленного и юного слушателя вроде меня, как если бы все началось с Алексея Алексеевича. Венедиктова я впервые услышал в «Без посредников» (сперва казалось очень странным, что руководитель радио так часто и подробно обсуждает со слушателями в эфире собственное детище – что у них тут, секта чтоли какая-то? Ни одно СМИ такого не делает!). И, если честно, вопросы по поводу неполиткорректного поведения его подчиненного Ганапольского в эфире отпали у меня сами собой. Услышанное ранее в «Ищем выход» - это был не просто эмоциональный эфир зарвавшегося сотрудника. Это был абсолютно санкционированный и приведенный в норму, а точнее даже в требование, для этого радио стиль. Безапелляционность и бескомпромиссность главного редактора полностью соответствовали всему тому, что происходило и происходит в эфирах его радио.

С чего начинается Эхо? (Воспоминания об Эхе, 2002 год)Все это - сам Венедиктов, ведущие его радио – выглядело тогда в 2002-м в момент первого знакомства с Эхом настолько нетипичным, непохожим ни на что другое и, я бы сказал, аномальным на фоне всего другого, что вызывало жуткий интерес, как и все аномальное. Новости каждые 15 минут – абсолютная аномалия для медиа начала нулевых в России. Дерзкие и разноформатные ведущие – настоящий феномен. Звонки в прямой эфир без отслушивания – просто дикость какая-то. Сам главный редактор – вообще тушите свет!!...

Следующий вынос мозга не заставил себя долго ждать – через само же Эхо, а также через другие СМИ, я узнал, что тот самый бунтарь и разрушитель журналистских стереотипов Венедиктов подал в суд на собственного заместителя Сергея Бунтмана! Не зная подоплеки и всех хитросплетений внутри коллектива радио Эхо Москвы, я предположил, что изначальное умозаключение о секте было ошибочным – скорее это какой-то дом умалишенных, где главный редактор, окончательно лишившись рассудка, подает в суд на собственного зама. Театр абсурда, не иначе. Позже выяснилось, что это была одна из фирменных выходок Венедиктова – поступок нелинейный и весьма эффективный, в том числе, с точки зрения пиара.

Перед этим была Дубровка, про которую я отдельно и очень подробно уже писал. Где-то там же в 2002-2003-их были Ксения Ларина, Нателла Болтянская и Ольга Бычкова по вечерам в будни… «Персонально ваш» с Радзиховским, Петровской, Доренко, Леонтьевым и другими… Плющев и Борисов в «Серебре» по ночам аж по 6 часов кряду… Матвей Ганапольский в воскресных развлекательных дневных эфирах.... 15-минутный «Рикошет» с интерактивным голосованием вместо 2-ух часов «Дневного разворота» сейчас… Гулько и Кравинский по воскресеньям рано утром… Александр Андреев – в то же время сток, но в субботу… Тихая и незаметная Таня Фельгенгауэр обычным корреспондентом на новостях…

Многое ли изменилось за последние 10 лет? Да практически все из перечисленного. При этом само Эхо не изменилось вовсе. То есть технологически, программно и с точки зрения новых персоналий (и развития прежних) изменения налицо. Конечно, не очень правильно называть эти изменения чисто косметическими, но принципиально изменившими суть и принципы радиостанции их назвать тоже нельзя.

Здесь все так же, быть может, и где-то другими голосами «просто предлагают свежие новости», все так же «просто зовут в студию очевидцев и экспертов», все так же «просто задают им вопросы, которые нельзя не задать», все так же «просто спрашивают мнение слушателей о главном»…

Стало ли Эхо хуже или лучше? Не знаю, спорить можно долго, стало ли лучше от засилья на нем Воробьевой и Фельгенгауэр и стало ли хуже от ухода Доренко и Леонтьева, например. Наверное, говорить о том, насколько сильно влияние преходящих факторов на жизнь медиа с более чем 20-летней историей, не очень умно. Гораздо важнее понимать и верить в то, что то самое необычное радио, которое я впервые услышал 10 лет назад, я услышу и еще лет через десять – и это будет все то же самое дерзкое и вредное Эхо Москвы. Сомневаться в этом почти не приходится - независимое радио, выжившее и не закрытое в эпоху правления Путина, однозначно обречено на долгожительство. >>

текст написан 22 августа 2012 года - в день 22-летия Эхо Москвы
Поделиться с друзьями:
Категория: Комментарии
Просмотров: 6 390
11:11 || 22 августа 2012

Это реплика Матвея Ганапольского!

Это реплика Матвея Ганапольского!
В соцсетях тут активно обсуждают недавний перл Владимира Владимировича про бабушку, которая при определенных обстоятельствах могла бы быть дедушкой. Перл забавен не столько тем, что озвучивается первым лицом государства, сколько тем, что в контексте заданного Владимиру Владимировичу вопроса ("Разве не означает курс доллара 41 рубль, что в России уже кризис?") он оказался абсолютно неуместен и бессмысленнен. Ни к селу, ни к городу, в общем. Мне же сразу вспомнилось, что впервые я эту присказку...
0:06 || 21 октября 2014

Звуки Эха (Эху Москвы - 23 года)

Звуки Эха (Эху Москвы - 23 года)
По случаю очередного Дня Рождения радиостанции Эхо Москвы - 23-го по счету (представляю, как с каждым годом растет аудитория слушателей, которых еще не было и в проекте, когда Эхо начало вещание) - многие, в той или иной степени причастные, ударились либо в ностальгические воспоминания, либо в патетику. Поскольку я всем этим занимался в ежегодных поздравительных статьях к предыдущим десяти дням рождениям любимого радио, сегодня обойдусь без текстов. Но, в силу того, что поностальгировать все...
21:46 || 22 августа 2013

Новый голос новостей радио Эхо Москвы

Новый голос новостей радио Эхо Москвы
Новую ведущую новостей зовут Ирина Кучеренко. Очевидно это как раз тот человек, который более-менее сносно справился с суровым «тестом Варфоломеева»......
0:56 || 22 ноября 2012

Неправильные «Сотрудники»

Неправильные «Сотрудники»
Не оправдала ожиданий передача «Сотрудники» - первая из нового цикла, приуроченного к 20-летию «Эха Москвы».......
22:47 || 4 апреля 2010

Непростые времена, часть первая

Непростые времена, часть первая
Как-то на фоне неприятной утечки информации про порку Венедиктова Путиным и якобы попадание «Эхо Москвы» под контроль Кремля (во что некоторые, не смотря на все разъяснения главного редактора, все равно свято и беззаветно верят), несколько недооцененной выглядит история с уходом сразу двух журналистов «Эха» на РСН, куда их пригласил Сергей Доренко – тамошний новоиспеченный главред....
19:05 || 1 октября 2008
О проекте